Александр Гильфердинг о Благае

Из книги русского консула в Боснии (1857-1859)

Степан-град
pinterest button

«Из Мостара в Благай три часа езды. Надобно возвратиться почти до Буны, и потом повернуть на лево*, вверх по течению реки того же имени. Наконец приближаешься к большому хребту. Слышен издали шум, как от водопада; поднявшись на небольшой холм, видишь реку, с ревом и пеною стремящую свою еще свежую воду и вертящую колеса нескольких мельниц; на берегу ея, почти у подошвы хребта, стоит кучка жалких домиков с одною маленькою мечетью без минарета. Это нынешний город Благай. В нем всего домов 30, все Мусульманских, за исключением, кажется, одного или двух Православных. В этом городишке живет чауш (унтер-офицер), исправляющий должность Благайского мудира.

Благай и Степан-град
pinterest button Благай и Степан-град Internet Archive Book Images, No copyright

В нескольких шагах от города путешественник встречает зрелище, перед которым он простоит долго и на него не налюбуется. Гора кончается огромною отвесною, гранитною скалою; под скалою природа образовала высокую, пространную пещеру, из которой вырывается потоком река и бросается, клубясь многими водопадами, в долину. В пещере мирно живут голуби, преспокойно вьющие себе гнезда над бушующей водою. Привычный шум и гул потока их не пугает, но при нашем приближении, услышав голоса человеческие, они вылетели сотнями из своего темнаго и сыраго жилья.

Благай
pinterest button Благай William Le Queux, Public Domain
Исток Буны
pinterest button Исток Буны CJ, CC BY 2.0

Надобно снизу обогнуть гору и потом подняться по скалам, среди колючаго кустарника, держась извилистой, чрезвычайно крутой тропинки. Вершина горы обгорожена сложенною из огромных камней высокою, толстою стеною с зубчатыми башнями, которая стоит почти непроврежденною. Но внутри здания почти совершенно разрушены; в узких, единственных воротах крепости валяются грудами камни, так что трудно пройти в крепость, а лошадь провести невозможно. Это древний «град» Благай, который, после Херцега Степана долго служил Туркам местом защиты, но со временем, как они выражаются, «обаталился», т. е. пришел в запустение. В нем осталась теперь единственная пушка, все прочие Али-паша велел перенести в свой любимый Столац.

Степан-град
pinterest button Степан-град Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

Крепость эта, как вообще старинные грады Боснийские и Герцеговинские, необширна, занимая только вершину горы. Турки почитают Благай неприступным, и он действительно мог быть таким в старинное время: с трех сторон гора совершенно обрывиста, а с четвертой, северозападной стороны, по которой мы поднялись, дорога так узка и крута, что несколько человек могли тут остановить и завалить камнями целое войско.

Дворик перед главным входом в крепость
pinterest button Дворик перед главным входом в крепость Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

На этой крутизне жили повелители окрестнаго края; внизу, у истоков Буны, в прекрасной долине, образовалось торговое селение, которое во время христианскаго владычества было, без сомнения, гораздо значительнее, чем нынешнее Турецкое местечко. Впрочем, кроме древних стен и чудеснаго вида на окрестность, на долину р. Буны с одной стороны, а с других на массу гор, над которыми возвышается так называемая «Херцеговачка Главица», – Благай не представляет ничего замечательнаго.

Вид на Буну с крепости Степан-град
pinterest button Вид на Буну с крепости Степан-град Елена Арсениевич, CC BY-SA 3.0

Недалеко от крепости, на другой вершине, стоят развалины одинокой башни. Предание говорит, что ее выстроил в одну ночь сын Херцега Степана, Груица, котораго Турки сманили, обратили в свою веру и вооружили на отца. Из этой башни Груица стал стрелять на неодолимую твердыню, в которой Степан много лет уже отстаивал свободу Герцеговины от Султана. Никакое войско Турецкое не могло покорить его, но против выстрелов сына он был безсилен: он погиб, и Турки заняли Благай. Груица, названный в магометанстве Ахметом, получил в награду сан паши. Таково предание, которое связано с именем Благая; но в исторических сказаниях мы не находим ничего подобнаго. Напротив, в них говорится, что «Герцог» Стефан Косачич, выдержав несколько времени осады в Благае, подчинился Туркам, и умер в 1466 году, не как независимый правитель Герцеговины, а как данник Султана; об его сыне Груице и вероотступничестве этого сына тоже нет никакого известия.

Степан Косача
pinterest button Степан Косача неизвестен, Public Domain

Мои проводники Турки разсказали мне еще, что над воротами «града» Благайскаго была надпись, которой никто прочитать не мог, и которая будто заключала в себе свидетельство о том, кто построил Благай, кто в нем владел и кому страна принадлежала и будет принадлежать; они уверяли, что три года тому назад приехали какие-то «Немцы» (т. е. Австрийцы) из Триеста, ночью прокрались в Благай и соскоблили надпись. Зачем же они это сделали? спросил я. «А Бог их знает: вероятно для того, чтобы люди не могли дознаться, кто должен владеть страною». Я потом сообщил это христианам; они подтвердили слова Турок о существовании надписи и ея таинственном значении, но по их уверению, соскоблили ее сами Турки, что бы никто не знал, что христиане законные обладатели Герцеговины».

Автор

Александр Фёдорович Гильфердинг (1831-1872) – русский учёный, славяновед и фольклорист. В 1857 году прибыл в качестве русского консула в Боснию. Результатом пребывания на этом посту, среди прочего, стала книга «Босния, Герцеговина и Старая Сербия». Она была издана в 1859 году, а затем переиздана в 1873 в третьем томе собрания сочинений Гильфердинга.

* В цитируемом тексте орфография и пунктуация авторские за исключением «ятей» и «еров», которые мы убрали из соображений удобочитаемости.